СТИХИ ПОЭТОВ СОВЕТСКОЙ ЭПОХИ  





КОНСТАНТИН СИМОНОВ

ЖДИ МЕНЯ

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди ,
Жди , когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди , когда снега метут,
Жди , когда жара,
Жди , когда других не ждут ,
Позабыв вчера.
Жди , когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души...
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: - Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,-
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.


БОРИС ЧИЧИБАБИН

Я ПОЧУЯЛ БЕДУ...

Я почуял беду и проснулся от горя и смуты,
и заплакал о тех, перед кем в неизвестном долгу,—
и не знаю, как быть, и как годы проходят минуты...
Ах, родные, родные, ну чем я вам всем помогу?
Хоть бы чуда занять у певучих и влюбчивых клавиш,
но не помнит уроков дурная моя голова,
а слова — мы ж не дети,— словами беды не убавишь,
больше тысячи лет, как не Бог нам диктует слова.
О как мучает мозг бытия неразумного скрежет,
как смертельно сосет пустота вседержавных высот.
Век растленен и зол. И ничто на земле не утешит.
Бог не дрогнет на зов. И ничто в небесах не спасет.
И меня обижали — безвинно, взахлеб, не однажды,
и в моем черепке всем скорбям чернота возжена,
но дано вместо счастья мученье таинственной жажды,
и прозренье берез, и склоненных небес тишина.
И спасибо животным, деревьям, цветам и колосьям,
и смиренному Баху, чтоб нам через терньи за ним,—
и прощенье врагам, не затем, чтобы сладко спалось им,
а чтоб стать хоть на миг нам свободней и легче самим.
Еще могут сто раз на позор и на ужас обречь нас,
но, чтоб крохотный светик в потемках сердец не потух,
нам дает свой венок — ничего не поделаешь — Вечность
и все дальше ведет — ничего не поделаешь — Дух.

1978


ВАЛЕНТИН ВАСИЛЬЕВ

ЗИМНИЙ РОМАНС

Снег прошёл, дождь прошёл, год прошёл.
Мы над жизнью ломаем головы,
Ждём мечту свою, ждём весну свою.
Всё по-старому, всё по-новому.

Мы чуть-чуть грустим и опять спешим,
Снова встречи, за ними проводы,
Снег прошёл, дождь прошёл, год прошёл -
Всё по-старому, всё по-новому.


ЭЛЕГИЯ

Вот опять тычет губы верба
В золотые зори рассвета.
А сережки, как зайцы белые,
Над водою вешней по веткам

Порасселись, глядят пугливо,
Дед Мазая как будто ждут все,
А по речке по говорливой
Льдинки весело вдаль несутся,

А меж льдинок глаза кошачьи
Снова врут, и, не зная броду,
Платье белое подобравши,
Верба лезет всё дальше в воду.

Как девчонка из грустной сказки
К принцу-тополю тянет руки,
Но весною не верят в муки,
И порывы её напрасны.

Всё хмельное: вот дождик первый,
Журавли к полям пролетают...
А над речкою Юлькой верба
Белой свечкой неслышно тает.


ЮЛИЯ ДРУНИНА

ЛЮБОВЬ

Опять лежишь в ночи, глаза открыв,
И старый спор сама с собой ведешь.
Ты говоришь:
- Не так уж он красив! -
А сердце отвечает:
- Ну и что ж!

Все не идет к тебе проклятый сон,
Все думаешь, где истина, где ложь...
Ты говоришь:
- Не так уж он умен! -
А сердце отвечает:
- Ну и что ж!

Тогда в тебе рождается испуг,
Все падает, все рушится вокруг.
И говоришь ты сердцу:
- Пропадешь!-
А сердце отвечает:
- Ну и что ж!


ВАДИМ ШЕФНЕР

ФОРТУНА

Все мы в чем-то виноваты,
И за это день за днем
Старый Рок, Судьба и Фатум
Судят всех своим судом.

Дарят горькие сюрпризы,
Шлют нам тысячи невзгод,
И хотят, чтоб маслом книзу
Падал каждый бутерброд.

Но не зря с улыбкой юной,
Без дорог и без орбит,
Бродит девочка Фортуна,
Беззащитная на вид.

Вдруг, забыв про все препоны,
Выручает нас шутя
Статистическим законам
Неподвластное дитя;

Обезвреживает раны,
Гонит хвори со двора,
Отклоняет ураганы
И спасает крейсера;

И отводит все напасти,
И отпетых бедолаг
Отоваривает счастьем
Не за что-то — просто так.

Чтобы меньше было плача
И нечаянных утрат,
Ходит девочка Удача.
Всех прощая наугад.


РАСУЛ ГАМЗАТОВ

НЕКРАСИВЫХ ЖЕНЩИН НЕ БЫВАЕТ…

«Некрасивых женщин не бывает!» —
Заявляю скептикам иным,
В женщине мужчина открывает
То, что не заметно остальным.

Время обороты набирает,
Как мотор на взлетной полосе:
Некрасивых женщин не бывает,
Жаль, бывают счастливы не все.

В переливе радуг и росинок,
На земле, под небом голубым
Не бывает женщин некрасивых
Среди тех, кто любит и любим!

Годы! Вы над женщиной не властны,
И, конечно, это не секрет,
Для детей все матери прекрасны,
Значит, некрасивых женщин нет!

Пусть дожди звенят на тротуарах,
Пусть снежинки кружатся, дразня, —
Знаю: не бывает женщин старых,
Если есть их юности друзья.

Женщина и в горе забывает
Подвести любви своей черту:

Некрасивых женщин не бывает,
Только нужно видеть красоту.


ЮРИЙ ЛЕВИТАНСКИЙ

НЕ ПОГОВОРИЛИ

Собирались наскоро,
обнимались ласково,
пели, балагурили,
пили и курили.
День прошёл - как не было.
Не поговорили.

Виделись, не виделись,
ни за что обиделись,
помирились, встретились,
шуму натворили.
Год прошёл - как не было.
Не поговорили.

Так и жили - наскоро,
и дружили наскоро,
не жалея тратили,
не скупясь дарили.
Жизнь прошла - как не было.
Не поговорили.


ВСЁ ПРОХОДИТ В ЭТОМ МИРЕ…

Всё проходит в этом мире, снег сменяется дождём,
всё проходит, всё проходит, мы пришли, и мы уйдём.
Всё приходит и уходит в никуда из ничего.
Всё проходит, но бесследно не проходит ничего.
И, участвуя в сюжете, я смотрю со стороны,
как текут мои мгновенья, мои годы, мои сны,
как сплетается с другими эта тоненькая нить,
где уже мне, к сожаленью, ничего не изменить,
потому что в этой драме, будь ты шут или король,
дважды роли не играют, только раз играют роль.
И над собственною ролью плачу я и хохочу,
по возможности достойно доиграть своё хочу -
ведь не мелкою монетой, жизнью собственной плачу
и за то, что горько плачу, и за то, что хохочу.



АЛЕКСАНДР КУШНЕР

КОГДА Я ОЧЕНЬ ЗАТОСКУЮ…

Когда я очень затоскую,
Достану книжку записную,
И вот не крикнуть, не вздохнуть, —
Я позвоню кому-нибудь.
О, голоса моих знакомых!
Спасибо вам, спасибо вам
За то, что вы бывали дома
По непробудным вечерам,
За то, что в трудном переплёте
Любви и горя своего
Вы забывали, как живете,
Вы говорили: ничего.
И за обычными словами
Была такая доброта,
Как будто Бог стоял за вами
И вам подсказывал тогда.



СЕРГЕЙ ДОВЛАТОВ

Я ВСПОМИНАЮ О ПРОШЕДШЕМ…

Я вспоминаю о прошедшем
Детали в памяти храня:
Не только я влюблялся в женщин
Влюблялись все же и в меня.

Получше были, и похуже
Терялись в сутолоке дней
Но чем-то все они похожи
Неравнодушные ко мне

Однажды я валялся в поле
Травинку кислую жуя
И, наконец, представьте, понял
Что сходство между ними — я.

Я — их упрёки и обиды,
Волнения по пустякам
Я — ненависть к спиртным напиткам
Я — уважением к стихам

Им, как и мне, не нужен в жизни
Так называемый уют
Смешные, знаете ли, мысли
Порой покоя не дают.
--
1962



ГЕРМАН ПЛИСЕЦКИЙ

Я ТЕБЯ БЫ НА РУКИ ВЗЯЛ…

Я тебя бы на руки взял,
я тебя бы взял и унёс,
тихо смеясь на твои «нельзя»,
вдыхая запах твоих волос.

И, не насытившись трепетом тел,
стуком в груди нарушая тишь,
всё просыпался бы и глядел,
плача от радости, как ты спишь.

Я бы к тебе, как к ручью, приник,
как в реку, в тебя бы гляделся я.
Я бы за двести лет не привык
к бездонной мысли, что ты моя.
..............................

Если бы не было разных «бы»,
о которые мы расшибаем лбы.

1956


ГЕННАДИЙ ШПАЛИКОВ

ЛАЮТ БЕШЕНО СОБАКИ...

Лают бешено собаки
В затухающую даль,
Я пришел к вам в черном фраке,
Элегантный, как рояль.
Было холодно и мокро,
Жались тени по углам,
Проливали слезы стекла,
Как герои мелодрам.
Вы сидели на диване,
Походили на портрет.
Молча я сжимал в кармане
Леденящий пистолет.
Расположен книзу дулом
Сквозь карман он мог стрелять,
Я все думал, думал, думал –
Убивать, не убивать?
И от сырости осенней
Дрожи я сдержать не мог,
Вы упали на колени
У моих красивых ног.
Выстрел, дым, сверкнуло пламя,
Ничего уже не жаль.
Я лежал к дверям ногами –
Элегантный, как рояль.



АНДРЕЙ ДЕМЕНТЬЕВ

ВСЁ БУДЕТ ТАК ЖЕ ПОСЛЕ НАС

Всё будет так же после нас.
А нас не будет.
Когда нам жизнь сполна воздаст,
У мира не убудет.
По небу скатится звезда
Слезой горючей.
И не останется следа.
Обычный случай.
Я вроде смерти не боюсь,
Хотя нелепо
Порвать загадочный союз
Земли и неба.
Пусть даже ниточкой одной,
Едва заметной,
Став одинокой тишиной
Над рощей летней.
Негромкой песней у огня,
Слезою поздней…
Но так же было до меня.
И будет после.
И всё ж расстаться нелегко
Со всем, что было.
И с тем,
Что радостно влекло
И что постыло.
Но кто-то выйдет в первый раз
Вновь на дорогу.
И листья сбросит старый вяз
У наших окон.
Всё будет так же после нас.
И слава Богу.


Я С ЖЕНЩИНАМИ СПОРИТЬ НЕ МОГУ…

Я с женщинами спорить не могу.
Не потому,
Что все переиначат.
А потому,
Что лошадь на скаку
Не стоит останавливать…
Пусть скачет.

2008 г.



ЭЛЬДАР РЯЗАНОВ

МУЗЫКА ЖИЗНИ

Что жизнь? Музыкальная пьеса,
Соната ли, фуга иль месса,
Сюита, ноктюрн или скерцо?
Тут ритмы диктуются сердцем.

Пиликает, тренькает, шпарит,
Бренчит иль бывает в ударе.
Играется без остановки.
Меняются лишь оркестровки.

Ребячество наше прелестно,
Хрустально, как отзвук челесты.
Потом мы становимся старше,
Ведут нас военные марши.

Пьяняще стучат барабаны,
Зовущие в странные страны.
Но вот увенчали нас лавры,
Грохочут тарелки, литавры.

А как зажигательны скрипки
От нежной зазывной улыбки.
Кончается общее тутти.
Не будьте столь строги, не будьте.

Мелодию, дивное диво,
Дудим мы порою фальшиво.
Проносится музыка скоро
Под взмахи судьбы дирижёра.

Слабеют со временем уши,
Напевы доносятся глуше.
Оркестры играют всё тише.
Жаль, реквием я не услышу.


ЕСЛИ УТРОМ ГДЕ-ТО ЗАБОЛЕЛО…

Если утром где–то заболело,
Радуйся тому, что ты живой.
Значит вялое, потасканное тело
Как–то реагирует порой.

Вот ты пробудился спозаранок,
Организм твой ноет и свербит.
Не скорби о том, что ты подранок,
А проверь–ка лучше аппетит.

Если и со стулом все в порядке,
Смело челюсть с полки доставай,
Приступай к заутренней зарядке,
На ходу протезов не теряй.

И, сложив себя из всех кусочков,
Наводи фасон и марафет,
Нацепи и галстук, и носочки,
Распуши свой тощий перманент.

Главное, под ветром не качаться,
Чтобы не рассыпаться трухой..
А вообще ты выглядишь красавцем,
На молодку бросил взгляд лихой.

Силы подкрепив свои кефиром,
Ты готов сражаться с целым миром,
Показать всем кузькину мамашу,
Чтобы, елки–палки, знали наших.

Если ж нету спазмов спозаранок,
Коль кефир не пьешь, не ешь баранок,
Может, час неровен, тебя нет,
Коль пусты и душ, и рукомойник,
Может, ты уже того, покойник.
Сослуживцы вешают портрет.

Так привет вам, утренние боли,
Вы благая весть, что я живой,
Что еще я порезвлюсь на воле
С этой вот молодкой озорной.

Раз продрал глаза, всего ломает,
Чую, рвется жизненная нить.
А молодка позы принимает.
Дура, надо в скорую звонить!!!!...



НИКОЛАЙ ТРЕГУБОВ

НЕОЖИДАННО НА ЗОРЬКЕ…

Неожиданно на зорьке
Засвистал соловушка.
За околицу по горке
К роднику шла вдовушка.
Как легка ее походка,
Как легка ее рука.
Да и славная погодка:
Ни дождя, ни ветерка.
Молоток не зря в тревоге –
Гвозди в доски просятся.
Ой! Боюсь, что мои ноги
За вдовою бросятся.
Жажду чувствую такую –
Пошагаю к роднику,
Попрошу напропалую:
- Дай напиться мужику!..
Эх, в мои глаза навечно
Залегла печалинка.
Пропадай, моя работа,
Завались, завалинка.
Я под глаз кладу примочки –
Побывал у родника.
Ну и тяжелешенька
У вдовушки рука.



РОЛАН БЫКОВ

НИЧЕГО НЕ ПРОШУ…

Ничего не прошу,
Я прошу только ясности,
Я хотел бы без фальши
Прожить свой оставшийся срок,
Я весьма сомневаюсь
В своей абсолютной прекрасности,
Но, какой бы я ни был,
Я так же, как ты одинок.
Мы бываем с тобой
И чужими, и искренне близкими
Может маятник этот
И есть средь людей маята,
И высокие мысли
Бродят рядышком с самыми низкими,
И за проблеском чувства -
Привычка, тоска, суета.

Может это и так, только все-таки,
Как ни убийственны
Эти смены сомнений и веры,
А правда проста -
Без тебя не нужны
Ни победы, ни слава, ни истины,
Без тебя даже самая полная чашка пуста.
Без улыбки твоей
Я теряю к себе уважение,
Свет мой - свет твоих глаз,
Радость в милом до боли лице.
Остальное, поверь,
Это суетной жизни движение,
Это было и будет
И в самом начале и в самом конце.

Может, это всё факт
Одного моего самомнения,
Может быть, я, как многие,
Просто набитый дурак,
Я люблю тебя очень
И плыву среди моря сомнения,
И не верь, что бывало
Иль нынче бывает не так.



ЭДУАРДАС МЕЖЕЛАЙТИС

СЛАДОК АВГУСТ…

Сладок август: пчёлами усеян.
Август не жалеет ничего.
Он всегда богаче и щедрее
Месяцев, стоявших до него.

Он ещё и несравненно слаще,
Как бывают слаще во сто крат
Женские безудержные ласки
Тех, какими девушки дарят.

Полны соты золотого мёда.
Я такого сроду не едал.
Август и богаче год от года
И щедрее тоже, чем бывал.

И к тому же – неизменно слаще,
Как бывает слаще во сто крат
Только что изведанное счастье
Пережитых некогда услад.

Неужели время медосбора
Для меня пришло в последний раз?
Не было такого уговора, —
Правда, август? – не было у нас.



ВАСИЛИЙ МИШЕНЁВ

С МОЛЧАЛИВЫХ НЕБЕС…

С молчаливых небес
Свет далёкий струится,
На родимой земле
Снова радостно мне,
Но в лесу поселилась
Угрюмая птица
И ужасно кричит
По ночам в тишине.

Я подолгу не сплю,
Бродят тихие тени,
Заоконная мгла
Давит в окна мои.
Что ж ты, птица, кричишь,
Будто вестник измены?
Ты не знаешь, как трудно
Сердцу жить без любви.

Был когда-то и я
И счастливым, и юным,
Оттого, что любовь
Не сумел я сберечь,
У гитары моей
Ветром порваны струны
И в холодной избе
Не затоплена печь…



МИШКА КОСОЛАПЫЙ
(Версия Андрея Алексеевича Усачёва)

Мишка косолапый
По лесу идёт,
Шишки собирает,
Песенки поёт.

Вдруг, упала шишка.
Прямо мишке в лоб.
Оступился Мишка
И об землю - хлоп!

Засвистел на ветке
Пересмешник дрозд:
- Мишка косолапый
Наступил на хвост!

А за ним вдогонку
Пятеро зайчат:
- Мишка косолапый! -
Из кустов кричат.

Подхватил дразнилку
Весь лесной народ.
– Мишка косолапый
По лесу идет!..

Бросился к берлоге
Маленький медведь:
Чем такие ноги –
Лучше умереть!

Спрятался за шкапом
И ревёт ревмя:
Мишкой косолапым
Дразнят все меня!

Мама удивилась:
- Глупенький сынок,
Я всегда гордилась
формой твоих ног.

Я ведь косолапа,
И Папа косолап,
Косолапил славно
И дедушка Потап!

Мишка косолапый
Стал ужасно горд.
Вымыл с мылом лапы,
Съел медовый торт.

Вышел из берлоги
И как заорëт:
- Мишка косолапый
По лесу идёт!



ВЯЧЕСЛАВ ЛЕЙКИН

ШУМНЫЙ СОН

Однажды мне приснился сон:
Домой ко мне явился слон
И закричал с порога:
— Привет от носорога!
Он простынёю вытер нос
И грустным басом произнёс:
— В саду был страшный ливень,
Я промочил свой бивень…
Поставил бивень он к огню
И в комнате теснится.
Мне надо спать, я прочь гоню
Слона, а он всё снится.
Мне надо завтра рано встать,
Мне некогда с гостями,
А слон давай меня пытать
Вовсю слоновостями.
Он говорит, а я терплю:
Не спится — вот обида!
Тогда я сделал вид, что сплю,
А слон не понял вида.
Я стал ругать слона во сне:
— Проклятая слонина!..
А он слонаты начал мне
Играть на пианино.
В моём же сне какой-то слон
Резвится, будто дома!
И я прервал свой шумный сон,
Не вынес я содома.
Проснулся, посмотрел во тьму,
Опять поспал немного,
А днём всё думал: «Почему
Привет от носорога?»



ВИКТОР ВЕРСТАКОВ

НЕ ЖАЛЬ МНЕ ПОЭЗИИ КАК ТАКОВОЙ…

Не жаль мне поэзии как таковой:
она не всегда оставалась живой
в переворотах истории,
сколько б об этом ни спорили.
Ещё возродятся, хоть тресни,
стихи и высокие песни.
Но эти вот мальчики, девочки,
ушедшие в англо-припевочки,
умрут безвозвратно, всерьёз.
Вот их-то и жалко. До слёз.



ЮРИЙ БЕЛИЧЕНКО

НАКАРКАЛИ СНЕГУ ВОРОНЫ…

Накаркали снегу вороны.
Простуда в любом сквозняке.
И листьев в обтрёпанных кронах
как денег в моем кошельке.

Пустыми идут электрички,
верша свой назначенный круг.
И смотришь скорей по привычке
на все, что творится вокруг.

Как банки, артели, картели
сшибаются в смертном бою.
Ведут телесъёмки в борделе.
Убийцы дают интервью.

Как стынут на уличных водах
мазутная сажа и вонь,
и днём в городских переходах
голодная плачет гармонь.

И кажется: это - разлука,
и время - совсем на краю.
Но чувствую женскую руку,
крестящую спину мою.

Неприбыльно время земное,
и ноша моя нелегка,
но, словно бы крылья за мною -
укрестящая эта рука...


НАМ ДОСТАЛАСЬ ТАКАЯ СТРАНА…

Нам досталась такая страна,
что к душе прирастает, как кожа, -
где кругами идут времена,
а иконы - на близких похожи.

Где не с каждою шуткой смешно,
и не всякая слава сгодится.
Где достаток иметь не грешно,
а богатства - привыкли стыдиться.

Здесь у нас выпивают легко:
с полведра ухлебнут - и не охнут.
А по рекам течёт молоко,
только рыбы от этого дохнут.

И какой-то родительский свет
насыщает деревья и травы.
Но в пророках - Отечества нет,
а спасатели - вечно не правы.

Выйдешь ночью - большая луна
за леса свои зарева прячет.
У вокзала гулянка хмельна
под советскую музыку плачет.

Задевая за кроны дерев,
ходят звезды по вечному кругу.
И какой-то неясный припев
добавляется каждому звуку.

И глядишь, как с осенних дубрав
прилетает листва золотая.
И стоишь, как последний дурак,
непонятные слезы глотая...




послушать песни на стихи советских поэтов
вернуться на главную страницу
перейти на сайт matyuhin-songs.narod.ru


 
Hosted by uCoz