Стихи русских поэтов XIX-XXI вв.  


ВАСИЛИЙ ЖУКОВСКИЙ

ПЕСНЯ (КОГДА Я БЫЛ ЛЮБИМ)

Когда я был любим, в восторгах, в наслажденье,
Как сон пленительный, вся жизнь моя текла.
Но я тобой забыт,- где счастья привиденье?
Ах! счастием моим любовь твоя была!

Когда я был любим, тобою вдохновенный,
Я пел, моя душа хвалой твоей жила.
Но я тобой забыт, погиб мой дар мгновенный:
Ах! гением моим любовь твоя была!

Когда я был любим, дары благодеянья
В обитель нищеты рука моя несла.
Но я тобой забыт, нет в сердце состраданья!
Ах! благостью моей любовь твоя была!


А.К.ТОЛСТОЙ

ТО БЫЛО РАННЕЮ ВЕСНОЙ

То было раннею весной.
Трава едва всходила,
Ручьи текли, не парил зной,
И зелень рощ сквозила;

Труба пастушья поутру
Еще не пела звонко,
И в завитках еще в бору
Был папоротник тонкий.

То было раннею весной,
В тени берез то было.
Когда с улыбкой предо мной
Ты очи опустила.

То на любовь мою в ответ
Ты опустила вежды –
О жизнь! О лес! О солнца свет!
О юность! О надежды!

И плакал я перед тобой,
На лик твой глядя милый. –
То было раннею весной,
В тени берез то было!

То было утро наших лет –
О счастие! О слезы!
О лес! О жизнь! О солнца свет!
О свежий дух березы?


АЛЕКСЕЙ АПУХТИН

ЛЮБОВЬ

Когда без страсти и без дела
Бесцветно дни мои текли,
Она как буря налетела
И унесла меня с земли.

Она меня лишила веры
И вдохновение зажгла,
Дала мне счастие без меры
И слезы, слезы без числа...

Сухими, жесткими словами
Терзала сердце мне порой,
И хохотала над слезами,
И издевалась над тоской;

А иногда горячим словом
И взором ласковых очей
Гнала печаль,- и в блеске новом
В душе светилася моей!

Я все забыл, дышу лишь ею,
Всю жизнь я отдал ей во власть,
Благословить ее не смею
И не могу ее проклясть.



НИКОЛАЙ КЛЮЕВ

Я СГОРЕЛА МОЛОДЕНЬКА БЕЗ ОГНЯ

Я сгорела, молоденька, без огня,
Без присухи сердце высушила.
Уж как муж-то мой недобрый до меня
Не купил мне-ка атласного платка,
А купил, злодей, коровушку,
Непорядную работушку.

Лучше пуд бы мне масла купил,
Подрукавной муки бы мешок,
Я бы пояс с епанечкой продала,
На те деньги бы стряпейку наняла,
Стряпея бы мне постряпывала,
Я б, младёшенька, похаживала,
Каблучками приколачивала.

-Ах вы, красные скрипучи каблучки,
Мне-ка не с кем этой ноченькой легчи,
Нету деда, рОдной матери с отцом,
Буду ночку коротати с муженьком,
Муженёчек на перинушке лежит,
А меня, младу, на лавочку валИт,
Изголовьицем ременну плеть кладёт,
Потничком велит окутаться.

- Уж ты спи, моя лебедушка, усни,
До полуночи квашонку раствори,
К петухам парную баню истопи,
К утру светлу лен повыпряди,
Ко полудню вытки белые холсты,
К сутеменкам, не забудь, сготовь порты,
У портей чтоб были строчены рубцы,
Гасник шелковый с кисточкой,
И чтоб пугвицы волженые... -

Молода жена, ученая!

ВЛАДИМИР СОЛОВЬЁВ

БЕДНЫЙ ДРУГ, ИСТОМИЛ ТЕБЯ ПУТЬ

Бедный друг, истомил тебя путь,
Темен взор, и венок твой измят.
Ты войди же ко мне отдохнуть.
Потускнел, догорая, закат.

Где была и откуда идешь,
Бедный друг, не спрошу я, любя;
Только имя мое назовешь -
Молча к сердцу прижму я тебя.

Смерть и Время царят на земле,-
Ты владыками их не зови;
Всё, кружась, исчезает во мгле,
Неподвижно лишь солнце любви.


ДМИТРИЙ ЦЕНЗОР 1877 - 1947)

Из цикла "Старое гетто"

ЖЕНЩИНЫ

Печальные, с бездонными глазами,
Горевшие непонятой мечтой,
Беспечные, как ветер над полями,
Пленявшие капризной красотой...

О, сколько их прошло передо мной!
О, сколько их искало между нами
Поэзии и страсти неземной!

И каждая томилась и ждала
Красивых мук, невысказанной неги.
И каждая безгрешно отдала
Своей весны зеленые побеги...

О, ландыши, грустящие о снеге,-
О, женщины! У вас душа светла
И горестна, как музыка элегий...

1916г.


НИКОЛАЙ ЗАБОЛОЦКИЙ

СЕНТЯБРЬ

Сыплет дождик большие горошины,
Рвется ветер, и даль нечиста.
Закрывается тополь взъерошенный
Серебристой изнанкой листа.

Но взгляни: сквозь отверстие облака,
Как сквозь арку из каменных плит,
В это царство тумана и морока
Первый луч, пробиваясь, летит.

Значит, даль не навек занавешена
Облаками, и, значит, не зря,
Словно девушка, вспыхнув, орешина
Засияла в конце сентября.

Вот теперь, живописец, выхватывай
Кисть за кистью, и на полотне
Золотой, как огонь, и гранатовой
Нарисуй эту девушку мне.

Нарисуй, словно деревце, зыбкую
Молодую царевну в венце
С беспокойно скользящей улыбкою
На заплаканном юном лице.


КОНСТАНТИН СИМОНОВ

ЖДИ МЕНЯ

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди ,
Жди , когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди , когда снега метут,
Жди , когда жара,
Жди , когда других не ждут ,
Позабыв вчера.
Жди , когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души...
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: - Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,-
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

ВАЛЕНТИН ВАСИЛЬЕВ

ЗИМНИЙ РОМАНС

Снег прошёл, дождь прошёл, год прошёл.
Мы над жизнью ломаем головы,
Ждём мечту свою, ждём весну свою.
Всё по-старому, всё по-новому.

Мы чуть-чуть грустим и опять спешим,
Снова встречи, за ними проводы,
Снег прошёл, дождь прошёл, год прошёл -
Всё по-старому, всё по-новому.


В.ВАСИЛЬЕВ

ЭЛЕГИЯ

Вот опять тычет губы верба
В золотые зори рассвета.
А сережки, как зайцы белые,
Над водою вешней по веткам

Порасселись, глядят пугливо,
Дед Мазая как будто ждут все,
А по речке по говорливой
Льдинки весело вдаль несутся,

А меж льдинок глаза кошачьи
Снова врут, и, не зная броду,
Платье белое подобравши,
Верба лезет всё дальше в воду.

Как девчонка из грустной сказки
К принцу-тополю тянет руки,
Но весною не верят в муки,
И порывы её напрасны.

Всё хмельное: вот дождик первый,
Журавли к полям пролетают...
А над речкою Юлькой верба
Белой свечкой неслышно тает.


АРСЕНИЙ АННЕНКОВ

СТИХОТВОРЕНИЕ О ЛЮБВИ К РОДИНЕ

Родину любить – дело славное,
Временами-местами – выгодное,
Немножечко календарное,
Немножечко допризывное,
Ведь не каждому себе знамя шить...
Но если удалось тебе полюбить
Родину, которая убивает,
Родину, которая забывает,
Родину, которая сама помирает,
Раздавленная на троих,
Родину, которая о пустом хлопочет,
Родину, которая знать не хочет
Ни тебя, ни детей твоих,
Быть по смерти тебе в Царстве Божьем,
А до смерти ходить тебе с битой рожей.


ЕЛЕНА ЛАВРОВА

ГЕОРГИНЫ

Мне дарили георгины,
и люпины, и жасмины,
апельсины и маслины
(прямо в банках жестяных).
Это было наважденье
или просто День рожденья,
вычитанье и сложенье
лет, котлет и мух на них.

Но увяли георгины
и осыпались жасмины,
апельсины и маслины
запивали коньяком.
И я много танцевала,
и меня не волновало,
что сыта я до отвала
безнадёжным дураком.

Бабий век недолговечен,
бессердечно скоротечен;
скоро вечер, хвастать нечем,
жизнь ведёт автопилот.
Но не плачу, слов не трачу,
не жалею, а в придачу
я надеюсь на удачу –
бабьей армии оплот


М. ГАЛИН

ВИШНЁВЫЙ САД

Солнце за тучей.
Ветер негрубый.
Сад мой задумчив.
Лето на убыль.

Сад мой вишнёвый,
Дом мой усталый.
Жизни бы новой.
Доли бы старой.

Вишня густая,
Пряная прелесть.
Листья устали,
Нашелестелись.

Нашелестелись,
Наговорились,
Счастье недели
Мне подарили

Что подарили –
Время украло.
Много ли было…
Стало ли мало…

Видеть глаза бы.
Чувствовать губы.
Солнце на запад.
Лето на убыль.


В. МАЯКОВСКИЙ

ТУЧКИНЫ ШТУЧКИ

Плыли по небу тучки.
Тучек - четыре штучки :

от первой до третьей - люди;
четвертая была верблюдик.

К ним, любопытством объятая,
по дороге пристала пятая,

от нее в небосинем лоне
разбежались за слоником слоник.

И, не знаю, спугнула шестая ли,
тучки взяли все - и растаяли.

И следом за ними, гонясь и сжирав,
солнце погналось - желтый жираф.



ЗОЯ ПАРФИНА

ИГРА БЕЗ ПРАВИЛ

Все защиты от страсти напрасны.
В эти игры играй не играй –
Оголённое счастье опасно,
Напряжение бьёт через край.

И достаточно только момента,
Только как углядишь этот миг?..
Разве кожа моя изолента –
Абсолютнейший сверхпроводник.

Я себя ненавижу такую,
Свой наивный и опытный вид…
Отчего это чувства ликуют,
Если разум скорбит и скорбит?


НИКОЛАЙ ЗАБОЛОЦКИЙ

СЕНТЯБРЬ

Сыплет дождик большие горошины,
Рвется ветер, и даль нечиста.
Закрывается тополь взъерошенный
Серебристой изнанкой листа.

Но взгляни: сквозь отверстие облака,
Как сквозь арку из каменных плит,
В это царство тумана и морока
Первый луч, пробиваясь, летит.

Значит, даль не навек занавешена
Облаками, и, значит, не зря,
Словно девушка, вспыхнув, орешина
Засияла в конце сентября.

Вот теперь, живописец, выхватывай
Кисть за кистью, и на полотне
Золотой, как огонь, и гранатовой
Нарисуй эту девушку мне.

Нарисуй, словно деревце, зыбкую
Молодую царевну в венце
С беспокойно скользящей улыбкою
На заплаканном юном лице.


ДАВИД САМОЙЛОВ

ДУЭТ ДЛЯ СКРИПКИ И АЛЬТА
М. П.

Моцарт в легком опьяненье
Шел домой.
Было дивное волненье,
День шальной.

И глядел веселым оком
На людей
Композитор Моцарт Вольфганг-
Амадей.

Вкруг него был листьев липы
Легкий звон.
"Тара-тара, тили-тили",--
Думал он.

Да! Компания, напитки,
Суета.
Но зато дуэт для скрипки
И альта!

Пусть берут его искусство
Задарма.
Сколько требуется чувства
И ума!

Композитор Моцарт Вольфганг,
Он горазд,--
Сколько требуется, столько
И отдаст.

Ох, и будет Амадею
Дома влет.
И на целую неделю --
Черный лед.

Ни словечка, ни улыбки.
Немота.
Но зато дуэт для скрипки
И альта.

Да! Расплачиваться надо
На миру
За веселье и отраду
На пиру,

За вино и за ошибки --
Дочиста...
Но зато дуэт для скрипки
И альта!


ДАНИИЛ ХАРМС

ИЗ ДОМА ВЫШЕЛ ЧЕЛОВЕК

Из дома вышел человек
С дубинкой и мешком
И в дальний путь,
И в дальний путь
Отправился пешком.

Он шел все прямо и вперед
И все вперед глядел.
Не спал, не пил,
Не пил, не спал,
Не спал, не пил, не ел.

И вот однажды на заре
Вошел он в темный лес.
И с той поры,
И с той поры,
И с той поры исчез.

Но если как-нибудь его
Случится встретить вам,
Тогда скорей,
Тогда скорей,
Скорей скажите нам.


ВЛАДИМИР НАБОКОВ

ВСЕ ОКНА ОТКРЫВ...

Все окна открыв, опустив занавески,
ты в зале роялю сказала: живи!
Как легкие крылья во мраке и блеске,
задвигались руки твои.

Под левой - мольба зазвенела несмело,
под правою - отклик волнисто возник,
за клавишем клавиш, то черный, то белый,
звеня, погружался на миг.

В откинутой крышке отливы лоснились,
и руки твои, отраженные там,
как бледные бабочки, плавно носились
по черным и белым цветам.

И звуки холмились во мраке и в блеске,
и ропот взбирался, и шепот сбегал,
и ветер ночной раздувал занавески
и звездное небо впускал.


ВИКТОРИЯ ИЗМАЙЛОВА

А ХЛЕБ СЕГОДНЯ ДОРОГ...

А хлеб сегодня дорог,
и дорог сыр и творог,
не взять за рубль сорок
ни круп, ни молока.
В цене - собачья плошка,
петрушка и картошка,
а жизнь твоя, ветошка,
не стоит медяка.

А ты живешь - не плачешь,
а плачешь - слезы прячешь,
идешь себе да платишь,
не охая уже,
за туфли и пинетки,
за мамины таблетки,
за право зябнуть в клетке
на пятом этаже.

За чай и папиросы,
за кактусы и розы,
за глупые вопросы
и серые стихи,
за танцы, маскарады,
за войны и парады,
дожди, пожары, грады
и общие грехи.

А платишь не монетой,
в ладони разогретой,
а жалкой жизнью этой,
которой грош цена!
В карманах - медь же! Медь же!
И медь все мельче, мельче!
А жизни - меньше, меньше...
Да и была ль она?!


ГЕОРГИЙ ИВАНОВ

Все образует в жизни круг -
Слиянье уст, пожатье рук.

Закату вслед встает восход,
Роняет осень зрелый плод.

Танцуем легкий танец мы,
При свете ламп - не видим тьмы.

Равно - лужайка иль паркет -
Танцуй, монах, танцуй, поэт.

А ты, амур, стрелами рань -
Везде сердца - куда ни глянь.

И пастухи и колдуны
Стремленью сладкому верны.

Весь мир - влюбленные одни.
Гасите медленно огни...

Пусть образует тайный круг -
Слиянье уст, пожатье рук.


ЮЛИЯ ДРУНИНА

ЛЮБОВЬ

Опять лежишь в ночи, глаза открыв,
И старый спор сама с собой ведешь.
Ты говоришь:
- Не так уж он красив! -
А сердце отвечает:
- Ну и что ж!

Все не идет к тебе проклятый сон,
Все думаешь, где истина, где ложь...
Ты говоришь:
- Не так уж он умен! -
А сердце отвечает:
- Ну и что ж!

Тогда в тебе рождается испуг,
Все падает, все рушится вокруг.
И говоришь ты сердцу:
- Пропадешь!-
А сердце отвечает:
- Ну и что ж!



ВЛАДИМИР ГОЦУЛЕНКО

НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА

Ослепителен бал от улыбок, колье и медалей,
Только скрипка грустит, и её утешает фагот,
И средь бала судьба безмятежное имя Наталья,
Словно голос с хоров, заговорщицки произнесёт.
Что за дикий соблазн называть её робко невестой,
Повторять про себя, как молитву, ночной монолог:
"О, Мадонна моя, ты мой ангел небесный.
Да храни тебя Бог. Да храни тебя Бог."

Красоту не постичь, это вечная тайна природы.
Сколько черт неземных в гордом профиле юной жены.
Красота из души незаметно, как солнце, восходит,
И все тучи вселенной её заслонить не вольны.
Мир спасёт красота, оттого он порою чудесный,
Хоть стоит, как жандарм, век бесславный на славной Руси...
"О, Мадонна моя, ты мой ангел небесный.
Если можешь, спаси. Если можешь, спаси."

Как заманчива жизнь, и наивное сердце пророчит
Сотни верных удач - арифметика счастья проста.
И любовь не слепа, если светятся милые очи
И к горячим губам припадают хмельные уста.
Беды, словно гроза, не спешат - отойдут и воскреснут,
Но уже - для двоих. И замрёт в предвкушеньи толпа.
"О, Мадонна моя, ты мой ангел небесный.
Жизнь отдам за тебя. Жизнь отдам за тебя."

Если счастье дано, то даётся оно не надолго,
И счастливцам о том до поры не положено знать.
Беззащитна любовь, но клинок и понятие долга,
Слава Богу, пока у мужчин никому не отнять.
Снег ночной упадёт бездыханно стеною отвесной
На заказанный путь, по дороге не будет трясти...
"О, Мадонна моя, ты мой ангел небесный.
Если сможешь, прости. Если сможешь, прости.


ВАДИМ ШЕФНЕР

ФОРТУНА

Все мы в чем-то виноваты,
И за это день за днем
Старый Рок, Судьба и Фатум
Судят всех своим судом.

Дарят горькие сюрпризы,
Шлют нам тысячи невзгод,
И хотят, чтоб маслом книзу
Падал каждый бутерброд.

Но не зря с улыбкой юной,
Без дорог и без орбит,
Бродит девочка Фортуна,
Беззащитная на вид.

Вдруг, забыв про все препоны,
Выручает нас шутя
Статистическим законам
Неподвластное дитя;

Обезвреживает раны,
Гонит хвори со двора,
Отклоняет ураганы
И спасает крейсера;

И отводит все напасти,
И отпетых бедолаг
Отоваривает счастьем
Не за что-то — просто так.

Чтобы меньше было плача
И нечаянных утрат,
Ходит девочка Удача.
Всех прощая наугад.


АРКАДИЙ КУТИЛОВ

ЗИМНИЙ ЛЕС

Стынут сосны и елочки,
лес не радует взгляд.
Лес оделся с иголочки
в белосмертный халат.

Как старик на кровати,
обреченный на смерть...
Как в больничной палате,
только доктор - медведь.

Это издали мнится,
это кажется так...
Но порхают синицы,
снегири - на кустах...

И, к осинам щекою
прижимаясь, как сын,
слышишь, бьётся живое
в сердцевинах осин.


ИЛЬЯ РУБИНШТЕЙН

ФЕВРАЛЬ

Этот вечный февраль всё скрипит и скрипит
Под полозьями песней о лете,
Ямщиком стаканище последний допит
Под занюх запорошенной плети…

Бубенцы не звенят на морозе - стучат,
Пристяжных подзаносит на круче,
И волчица, что бросила где-то волчат -
Разъединственный тройки попутчик…

Коренник неподкованный наледь лущит,
В кровь копыта, но думушки прочь те –
Мол, замёрзнет в степи бедолага-ямщик,
Вспоминая про службу на почте…

Только он не замёрзнет. Последний стакан
Никогда не бывает последним…
И всё хлещет метель по ямщицким щекам,
Разгоняя ямщицкие бредни…

А в округе уже ни друзей, ни врагов,
Ни волчицы, ни нечисти прочей…
Но не выбраться тройке из вечных снегов…
Да ямщик и не очень-то хочет…


ЮЛИЯ МИХАЙЛОВА

РУССКАЯ РУЛЕТКА

Ты, Маня, на Луну глаза не щурь!
Пока сидим и семечки тут лузгаем,
Там баре-то хотят рулеткой русскою
Свою поиспытать на прочность дурь.

И самовар - вот грех-то! - просят в зал!
Мань, это называют именинами?!
Ты помнишь, тот, в мундирчике застираном,
На лестнице молитвы бормотал?

Стреляться шёл - понятно и ежу!
Что им не так? Дома у них и лошади.
Ох, Маня, топором по Красной площади
Пора гонять их - так тебе скажу!

Ты слышала?! Ну всё... Едрёна мать...
Как тихо... Только чёрт на крыше свищет,
Ждёт душу. А кровищи-то, кровищи...
А нам с тобою, Маня, убирать.


СВ. ЕФИМОВА

СТАРУХА

Здесь дверь не лязгает замком
И слёзы сухи.
Скрипит трухлявым косяком
Душа старухи.
Не ждёт соседей и родных,
Детей не помнит.
Ни выходных , ни проходных
Вдоль пыльных комнат.

Соцслужба ей приносит хлеб
И варит кашу.
Ни в землю, ни на небо - нет -
Давно не страшно.
Ей безразличен взгляд Христа,
Звон колоколен.
Как далеко ещё до ста.
Скорей бы, что-ли...


АЛЕКСАНДР ДЕНИСОВ

ОСЛЕПИТЕЛЬНЫЙ ЗУРБАГАН

Кто-то гложет прибрежный шельф,
чуя жирный и чёрный клад,
мне же ближе созвучий шлейф,
я нечаянной рифме рад.

В письмах счастья за штрафом штраф,
чья-то шхуна одна на дне,
мне же шею щекочет шарф,
подарила отрада мне.

Мне суфлёром шафранный шифр,
и в суфле флёрдоранжа транш,
не покину, покуда жив,
этот шар совершенный наш.

Я отраде и мил, и люб,
и беспечно - хвала богам! -
в порт плывёт наш надёжный шлюп,
в ослепительный Зурбаган!..

(27.05.2015)


ЕЛЕНА ТРОФИМОВА
ВСЕМ, КТО ЛЮБИТ...

Не убегайте от своей любви…
Не разрушайте маленькое счастье,
Не говорите тихо: " Уходи ",
Когда душа разорвана на части.

Не убегайте от своей любви !
Не стройте стен, они вам не спасенье.
Себе не лгите, что свободны вы,
Кто любит — обречен на заточенье.

Не убегайте от своей любви,
Дарите счастье тем, кто рядом с вами.
Не позволяйте зависти и лжи
Овладевать вдруг вашими сердцами.

Не убегайте от своей любви !
И никогда её не оставляйте !
И даже если стерты все следы,
Любите, верьте, только не теряйте !

Не убегайте от своей любви !
Сквозь боль и слезы напролом идите !
Не говорите тихо: " Уходи ",
А просто все забудьте и простите.

Не убегайте от своей любви !
Ведь это лучшее, что есть у вас отныне !
Храните чувства светлые свои,
Хоть это тяжело в жестоком мире.


В.КУЗЬМИНА

ПРИХОДИТЕ

Приходите. Всегда приходите -
Без фанфар, барабанов и труб,
В застарелом табачном бронхите,
С горькой складкой обветренных губ.

Приходите. Всегда приходите,
Хоть и сорваны кольца, кресты -
От какой-нибудь там Нефертити,
У которой не пальцы - персты.

Мы налепим две сотни пельменей,
Будет стопка, пирог, шоколад.
Только вас нипочём не изменишь,
Не услышишь: "Прости, виноват".

Вы не лыком - канатами шиты,
Не увидишь слезы вдоль щеки.
Ничего. Всё равно приходите.
Приходите домой, мужики.


МАРИЯ АВВАКУМОВА

Не жизни жаль с томительным дыханьем...
Афанасий Фет

Сказали нам, что жить мы не умели,
добро и нежность в нас горели зря...
А мы ответить дружно не посмели,
мы оробели, проще говоря.
И вот теперь, в свои забившись щели,
в бегах от осьминогих наглецов, --
чтоб в нас добро и нежность уцелели,
мы ревностней зовем святых отцов.
Да где ж они? Еще душа пылает,
еще полна высокого огня...
но ей никто, никто не отвечает,
И дольше ждать нет воли у меня.
Не жизни жаль с томительным дыханьем,
что жизнь и смерть?
А жаль того огня...
Ведь он сиял!.. сиял над мирозданьем,
и в ночь идет, и плачет, уходя.



послушать песни на стихи русских поэтов
вернуться на главную страницу
перейти на сайт matyuhin-songs.narod.ru
в гости


 
Hosted by uCoz