СТИХИ СЕРГЕЯ ШОРГИНА  


ПОЛИФЕМ

До чего ж я дорожил зеницей ока...
Но однажды, бессердечен и незван,
К нам Никто приплыл на остров издалёка
И лишил навеки зренья, хулиган.

С той поры и не хожу я по гетерам,
Обездолен, разорён и полугол,
А хожу и побираюсь по галерам...
Ради Зевса, ну подайте хоть обол!

Сам не местный, безработный и незрячий -
Всех несчастий не могу я перечесть -
И голодный! Да и как же быть иначе?
Великаны тоже очень хочут есть.

Вот и нынче я пробрался на трирему
И стою сейчас пред вами, измождён...
Так подайте же слепому Полифему!
Пусть за это наградит вас Посейдон.


ЧТО О СМЕРТИ РАЗМЫШЛЯТЬ...

Что о смерти размышлять? Всё равно придёт, зараза,
В срок, назначенный не нами, - невзирая на чины.
Но пока ещё печать не стоит в углу приказа -
Ни лавина, ни цунами, ни кондрашка не страшны.

Чтобы не было звонков - отключайте телефоны,
Не вставайте на колени, чтобы не было тоски;
Жизнь - скопленье пустяков: то лапша, то макароны,
То сплошное потепленье, то сплошные ледники...

Ждёшь даянья по делам - не дадут и половины,
И досада, скорчив мину, поджидает у ворот...
Как говаривал Хайям, все мы сделаны из глины
И уйдём опять же в глину. Вот такой круговорот.

Я скандалов не люблю - и гневить не стану Бога,
И глядеть не стану косо, и ломиться в кабинет...
Об одном Его молю - и прошу совсем немного:
Чтоб на все мои вопросы отвечал ни да ни нет.


В БОГОЯВЛЕНСКОМ ХОРОНИЛИ БОГА

В Богоявленском хоронили Бога.
Он умер вдруг, незнамо от чего...
Народу собралось довольно много;
А как же - хоронили своего!

Как умер - так и вспомнили о Боге...
Печально зашумели ковыли.
Стояли люди молча вдоль дороги
И плакали, что не уберегли.

Священник шёл за гробом, коченея,
Молитвы повторяя, как в бреду,
И думал: "Что скажу архиерею?
Где Бога я ему теперь найду?

Потеря эта - так невосполнима!
А наш владыка непомерно строг
И на меня напустится, вестимо,
Как будто это я не уберёг".

Но вот и храм. Расписанные стены.
Иконостаса благолепный строй...
Толпа смотрела грустно и смятенно -
И о поминках думала порой.

Солидный губернаторский помощник
На кладбище пришёл - и произнёс
Немало слов хвалебных, непреложных
И лил потоки неутешных слёз.

Другие также говорили, каясь,
Что не ценили, что теперь скорбят...
Народ кивал, с речами соглашаясь,
И думал о невыплате зарплат.

А Бог смотрел на похороны свыше
(А может быть, из недалёких мест)
И думал: "Что-то музыки не слышу.
Не наняли. Да, небогат уезд..."

А много после - очень трудно было
Понять что-либо в общем галдеже.
Все толковали громко и уныло:
Мол, с Богом не увидимся уже;

Он в памяти навек пребудет с нами;
Что делать остаётся нам? одно -
Лишь поминать; пусть только временами,
Но - добрым словом, как заведено.


БЕСЕДЫ С ВОЛКОМ

Зря, приятель, ты с волком беседы ведёшь,
Зря ты кормишь его по утрам;
Он умильно глядит на тебя - ну и что ж?
В нём добра не найти ни на грамм.

Он задворной тропой прибегает к теплу,
По-собачьи скулит у ворот,
Пробирается в сени, ложится в углу
И подачку привычно грызёт.

Он приходит туда, где сытней и теплей,
Но тебе он, как прежде, чужой -
И вовеки не станет собакой твоей.
С ним не стоит делиться душой.

Изменить не удастся его естество:
Безнадёжна сердечность твоя...
У тебя кроме волка и нет никого,
Но тебя он не примет в друзья.


ЗАКОНЫ И АВОСЬ

Уютных стран немало есть на свете,
Но не любому путь лежит туда.
Со дня рожденья мы попали в сети,
Что только с кровью рвутся - вот беда.

Растерянно глядим на Рубиконы,
А жизнь - всё больше вкривь и больше вкось.
И нет давно надежды на законы.
Одна у нас надежда - на авось.


ГОРЕМЫКА

И снова на тебя идёт проруха,
Трясёт своей привычной стариной...
Ах, родина, какая невезуха
Витает над тобой - и надо мной.

Ты иглами утыкана снаружи,
Но незлобива глубоко внутри,
Душой чиста, но очень неуклюжа,
И - в голове не водятся цари.

Порой скромна, порой не вяжешь лыка,
И пожалеть привычна, и убить...
Поплачься мне, святая горемыка.
Тебя я пожалею, так и быть.


НЕУСТРОЙСТВО

Ночная мгла спускает бахрому и проникает в каждое окно,
И воздух невдыхаем потому, что неустройство в нём растворено.
Какую мглу наколдовал шаман! Не видно даже собственной руки,
И долгая дорога сквозь туман, как прежде, обещает синяки.
В кромешной тьме сменяются вожди и спорят богачи о барыше,
И нету, нету света впереди!.. Есть лишь крупица света на душе.


ПО ЗАВЕТУ ПРАЩУРОВ ИЛИ ПРЕДТЕЧ...

По завету пращуров или предтеч -
Не сочтёшь уже, сколько лет -
Люди любят друг друга вешать и жечь
За Того, Которого Нет,

И при том - рассуждать о Добре и Зле,
Истолковывать письмена,
И подсчитывать ангелов на игле,
И давать чертям имена,

Громоздить гималаи гремящих словес,
За которыми пустота,
И смердящие мощи мерить на вес,
И мешками - гвозди с креста...

И сияют одежды в блажной белизне,
И пылают глаза святош
В неизбывной надежде увидеть в огне
Тех, кто верит в чужую ложь.


ДРЕВНЕРИМСКАЯ ДРАМА

Случилось так в начале нашей эры -
Проконсула уволили взашей:
Отправить пригрозили на галеры,
Снабдить клеймом, оставить без ушей.

Сказали: брал с народа не по чину,
Большой убыток причинил казне,
В тавернах пировал на дармовщину,
А все налоги отдавал жене;

Талантов тьму зарыл в саду под сливой,
Ломал постройки - хуже, чем вандал,
А кесаря - морочил речью лживой:
И совесть, и доверье потерял.

Проконсул новый дал народу льготы;
Талантов скрытых дождалась казна...
Но тут внезапно в Рим явились готы.
Дальнейшая история темна.


ПАМЯТИ ФРАНЦА ФЕРДИНАНДА

Ну за что Фердинанда убили-то?
Грех неясен, вина не видна.
(Сколько выпито, пролито, вылито
С той поры и воды и вина)...

Он, конечно, не делал полезного -
Но и злого не делал совсем
(И всадили в беднягу болезного
Пулек пять. Или шесть. Или семь).

Был любителем вкусного, свежего
(Все мы склонны такое любить),
В Конопиште трофеи развешивал
(Разве надо за это убить?)

Эта жертва - богам приношение
(Получатели - Марс и Плутон).
Есть единственный смысл в покушении -
Чтоб убить миллионы потом.

Пусть вы шейхи, эрцгерцоги, принцы вы -
Встретят бомбой, убьют без вины...
(Виноваты поганые принципы
И с одной, и с другой стороны).

18.04.2014


МИР НЕ ПО МЕРКЕ

Вокруг порядка ни на грош, повсюду ждёт подвох,
И каждый встречный - нехорош, а поперечный - плох.
Во всю озлобленную прыть и из последних сил
Свой мир привыкли мы корить - он это заслужил.
Клянём за множество препон и недобор защит,
За то, что неуютен он и не по мерке сшит,
Наш мир, где счёты - по нулям, где зря горит глагол,
Где Бог давно к другим делам от наших перешёл,
Наш мир, где солнце и луна, где слёзы и стихи,
Где днём синеет вышина, где сумерки тихи.
Нам так привычно клясть его за то, что он такой,
Что в нём две ценности всего - надежда и покой.
Миры не строят на заказ. За ропот и укор
Мир не обидится на нас. Терпел же до сих пор.

ноябрь 2007



Вернуться на главную страницу
Послушать песни на стихи Сергея Шоргина
перейти на сайт matyuhin-songs.narod.ru
в гости


 
Hosted by uCoz