СТИХИ НАТАЛЬИ ХАТКИНОЙ  


НАЗОВИ МЕНЯ ПО ИМЕНИ

Говорила я с девицей,
Что бывала за границей:
- Наших девок там и тут
Всех наташками зовут.

Эти странные татары
Или турки, может быть,
Предлагают нам товары
Или пробуют купить.

Мне представить даже страшно,
Что же будет, если мне
Скажут ласково: "Наташа!" -
Да еще в чужой стране.

Слово доброе - засада.
Это - здесь. А если там?
Я ведь все куплю у гада,
Я ведь все ему отдам.

Потому-то за границу
Ездить - что вы! - и не снится.
И сижу я здесь одна
Людям на фиг не нужна.



КОЛЫБЕЛЬНАЯ ТРЕВОГИ

На ночь дочь перекрещу —
точно лодку отпущу
в сладкий сон,
в Млечный Путь,
в звездную дорогу.
Мне за нею ходу нет.
Стану жечь на кухне свет.
Осеню дитя крестом —
как доверю Богу.

На ночь дочь перекрещу —
свое сердце приобщу
к тем, кто нынче ночью в сон
отпустил родное
и зажег на кухне свет.
Глянул в небо — Бога нет.
Самолеты там гудят —
как перед войною.

На ночь дочь перекрещу,
но руки не опущу:
мне самой свое дитя
заслонять плечами.
Ходят беды в небесах,
воет голод,
ноет страх...
Бабы, бабы, бабоньки —
сестры во печали.


КРОКОДИЛЬЧИК

Жил на побережье Нила
Крокодильчик-крокодил.
Его мама не хвалила,
Его папа не хвалил.

- Переделал столько дел!
- Ну и что?
- Больше всех лягушек съел!
- Ну и что?
Вот малышка бегемот
Открывает шире рот.
И мартышка так танцует!
А захочет - и споёт.

Крокодильчик всхлипнул:
- Точка!
Я, как вы, не буду жить!
Заведу себе сыночка,
Буду я его хвалить.

Самый лучший! Умный самый!
Пусть узнают все окрест.
И тогда он папу с мамой
То есть деда с бабкой
Съест!


ПАМЯТИ НАТАЛЬИ ХАТКИНОЙ
(автор - sichan)

Привет, я - юзер cambala.
Друзья, я ночью умерла,
Но ради нашей светлой дружбы -
Не плачьте.
Знать, такая служба.
Вы не поверите - но Бог
Невероятно одинок,
А жизнь кажется длинней,
Когда молчишь вдвоем о ней.

Пусть будет ваша жизнь легка -
Я вам привижусь в облаках.
И вы вздохнете:
"Камбала
Опять по небу проплыла..."

Ну да, я с вами. На века.

Целую всех.
Старушка Х


БАЛЛАДА О ГОРНОЙ ВЕРШИНЕ

Снега благородные седины
Увенчали скал суровых вид.
Человек на горные вершины
Глянул — и сказал, что покорит.

Лез и лез он вверх по узким тропкам,
Продирался там, где тропок нет,
Оставляя банки, тряпки, пробки —
Всем известный человека след.

Ну-с, герой взобрался на вершину-с,
Как орел — вот разве что без крыл.
Плюнул вниз и произнес: «Свершилось!
Вот ведь говорил — и покорил».

Он спустился со счастливой миной
Вниз — к садам цветущей алычи.
И вздыхала горная вершина,
Небу тихо жалуясь в ночи.

«Люди, люди, хамское отродье,
Их терпеть уж, право, нету сил.
Каждый влезет, плюнет и уходит.
А потом твердит, что покорил».


МОЛИТВА № 3

В тёмное небо смотрю –
как-то мне всё непонятно.
«Господи, – говорю. –
Тошно без связи обратной!»

В тёмное небо смотрю.
Жажду простого ответа.
«Господи», – говорю.
Ира звонит или Света.

В тёмное небо смотрю.
Голоса нету из мрака.
«Господи!» – говорю.
Тихо подходит собака.


НЕТ У БОГА НИКОГО КРОМЕ НАС

Нет у света ничего, кроме тьмы.
Он в ней лилией пророс — и погас.
Кто там плачет в темноте? — Это мы.
Нет у Бога никого, кроме нас.

Неподатливый такой матерьял —
отрастить не получается крыл.
Вот один хотел взлететь — и пропал.
Впрочем, кто-то говорит: воспарил.

То не лилия растет средь зимы —
просто хочется любви — прям сейчас.
Нет у света ничего, кроме тьмы,
Нет у Бога никого, кроме нас.


МОЛИТВА НА КУХНЕ

Надо посуду вымыть, а тянет разбить.
Это отчаянье, Господи, а не лень.
Как это трудно, Господи, - век любить.
Каждое утро, Господи, каждый день.

Был сквозь окно замерзшее виден рай,
тусклым моченым яблоком манила зима.
Как я тогда просила: "Господи, дай!"
- На, - отвечал, - только будешь нести сама.



ПРИНЦЕССА ЭДЕЛЬВЕЙС

В краю глухом и страшном,
Где горы до небес,
Жила, замкнувшись в башне,
Принцесса Эдельвейс.

Тянуло в край полночный
Мужчин со всех сторон,
И каждый был заочно
В принцессу ту влюблен.

Но не смогли, однако,
Пробиться к Эдельвейс
Ни бравый принц Монако,
Ни некий Билли Гейтс.

К ней проявляла пресса
Огромный интерес.
Отказано принцессой
Всем было наотрез,

Предложено убраться,
Рассеяться вдали.
К ней даже папарацци
Пробиться не смогли.

Не видели ни разу
Хотя б издалека
Ни глазок, ни подвязок,
Ни даже ноготка.

Разъехались, страдая,
И те, и те, и те...
И разнесли преданье
О гордой красоте.

И глядя вслед им тупо,
Жевала жирный кекс
Унылая толстуха -
Принцесса Эдельвейс.

Пусть башня в дымке тает...
Мораль моя проста:
Для всех влюбленных тайна
Важней, чем красота...


вернуться на главную страницу
послушать песни на стихи Хаткиной
перейти на сайт matyuhin-songs.narod.ru
в гости


 
Hosted by uCoz