СТИХИ АЛЕКСАНДРА ДЕНИСОВА  


НЕПРОСЫХАБЛЬ


Кучно, скучно и серо,
волку волк, пока не взалкал,
что ни вечер, торчу у сквера,
на лапу бокал.

Крючок ларька клювом клюкну,
аркан клюке,
надраю брюхо-брюкву,
стакан к руке.

Для дефиле - этила эстакада,
подруга и поэт - через дефис,
и вот уже канкан на дне стакана,
и женский визг !..

По гроб ли габить прозы грабли ?!..
Днепром корабль,
как сверху на непросыхабле -
непромокабль!..


ЗВЁЗДНЫЕ ПОДРУГИ

С утра Звезде с Подругой надо в центр,
а ввечеру они - на рок-концерт,
шерстит и шелестит округа,
когда взошла Звезда и с ней Подруга,
плюс древний город, родина подруг,
и Альбион, и весь французский юг
по стойке стынут вдруг
в виду подруг …

И на испуг,
крюк в круг
и под каблук,
каюк прохожему от чар подруг !

И я, козёл - не волк и не пастух,
хотя и по сети пасу подруг.

Ох, олух,
лох-лопух,
с пивка опух,
а пью-пою про парочку подруг,
и тухну от потуг,
чтоб не потух
свет звёзд-подруг:
порука из порук -
прелестный перекрёстный свет подруг !


ЕСЛИ СВЕТИТ МНЕ СЕМЬ СМЕРТЕЙ

Если светит мне семь смертей,
дай одну в чистом поле в метель,
из ноздрей, из застрех
апельсиновый снег ...

Семь смертей, если светит мне,
дай одну на пожаре в огне,
жадный друг всех по имени Жанн -
руин Руана пожар ...

Семь смертей светит мне если,
дай одну дома в кресле,
заел огурцом,
и - с концом ...

Если мне из смертей светит семь,
дай одну, не с косою, как всем,
ягуар и пантера, рыча,
за нотариуса и врача ...

Если мне семь смертей и не светит,
дай одну, как сорви с ветки ветер,
и бери, лёгкий бриз,
душу-лист ...


ЛЮБОВЬ ПОД КЛЮЧ - ЗАКАЛ ЗАГАРА

Загаром оттонирована кожа,
любовь - экстрим и риск,
Звезда загадочно пригожа
сквозь серебристый бисер брызг ...

Мурашками исхоженная кожа,
и колотун, и завтра - ни Звезды,
но если барышня чуть на Тебя похожа,
мне кажется, что это точно - Ты !..

Как под оброк остатняя рогожа,
рыжеет ражий луч колюч,
в руке рука, к щеке щека, в загаре кожа -
любовь под ключ!..



ХАФИЗ И ТАМЕРЛАН

C тупой настырностью тарана
война по Персии прошлась,
за Исфаханом пал Шираз
под натиском гулямов Тамерлана:

цвёл и Шираз вечор, а днесь - как сдуло ветром,
погиб султан Музаффарид,
и хана пред
предстал в халате ветхом
Хафиз - пиит, поклонник муз-харит.

Вкруг боя гам и боя дым,
но глаз раскос Тимура сверху вниз:
в халате ношеном до дыр
завис Хафиз...

Нужда в одежде, как одна из нужд,
и хмур,
смягчась, поэзии не чужд,
Хафиза процитировал Тимур:

- "Когда с индийской родинкой турчанка
ведёт со мной любовную игру,
отдам за взгляд её случайный
и Самарканд, и Бухару!" ...

Несчастный, быть башке на древке,
раз полон похоти отдать готов
за штучки девки
величие мне милых городов !

Не врали слухи:
я - процветания столиц гарант,
а ты в угоду потаскухе
готов отдать и Бухару, и Самарканд! -

И отвечал Хафиз, Шираза житель,
с поклоном: хану - ниц, и в пояс - ханской свите:

- О повелитель, ты гребёшь, как бредень,
а я, хотя и щедр, зато и беден,
виждь - нищ не по ранжиру,
прости транжиру! -

Парировал поэт Тимура вызов,
приял и хан ответ Хафизов:
с тех пор на щёголе парча
халата с ханского плеча …


И ты, поэт, когда б тебя спросили,
храбрись,
и одолеешь, как сумел Хафиз,
упёртых в силе.


МЕДОТОЧИВО ОПРОМЕТЧИВ ГАММЫ ГАМ...

От ДО до ДО - октава
картаво,
настой настроя -
нас трое.

Нас осень гнёт
до радуги в семь нот,
сонат синод -
семь дней, семь нот.

Клавир:
слоновой кости панцирь
опальным пальцем.
Слон, явь
слюнявь,
когда пасут по сути
посла в посуде.

Сплошной седмицы дома жор,
от до-минора домино до до-мажор.

Как корь, аккорд,
Дир и Аскольд,
Аскольд до дыр,
а с кольтом - Дир.

Орда,
как из ведра,
рта арт-отрава -
октава.

Фуг
звук
нас ищет
несущей сущностью насыщен.

Так, скальпель-луч
с круч
Альп
снимает кальку - скальный скальп,
и в торбу скарб
акын и скальд !..

ПОД МУХОЙ

"Двое в комнате ..."
ВВМ


Из окна жуть житухи вполуха,
в дымной день седине.
Двое дома, поэт и муха,
что сидит на стене.

И поскольку пожар не потух,
а на запах поэт "под мухой",
он беседует с нею, как с Музой,
как с одной из подруг.

Под бокал день за днём на днище,
духом нищий, поэт не врёт,
что при мухе ему всё чище
предпоследняя капля в рот.

Вороватых дворовых пород
мудро муха глаза таращит,
и пылающей капли слаще
вместо мухи в поля полёт !..



ПАЗЛ ПОЗОЛОТЫ, БИСЕР БИРЮЗЫ...

Ольге Алиповой


Быть, а значит, любить - не вопрос,
и с росою я врос в восторге
в золотой стог волос
синеокой селянки Ольги.

Синева, будто сыпал запоем
скупердяй Купидон купорос,
видно, ветер синь сеял за полем
в золотую стерню волос.

Воз загвоздки и воска лоск,
и - в обоз под обрез двустволки
про запас позолота волос
с бирюзою во взоре Ольги ...

Счастья час безотчётно - в зенит,
где сиеста всерьёз и надолго,
а в полях незабвенно звенит
вся из неба и солнца - Ольга !..


вернуться на главную страницу
послушать стихи Александра Денисова
перейти на сайт matyuhin-songs.narod.ru
в гости


 
Hosted by uCoz