СТИХИ ИГОРЯ ЧУРДАЛЕВА  





ДИНОЗАВР ГОРОШИНОЮ МОЗГА…

Динозавр горошиною мозга
понимал, что врать нехорошо.
Честно съел в округе все что можно.
И признал, что хочется еще.

А едва успел проголодаться,
плюнув на пустынные поля,
ни мельчать, ни видоизменяться
он не стал, а вымер не юля.

Был он неуклюж, страшон, громаден,
но умел исчезнуть в свой черед –
потому, что только мелких гадин
никакое время не берет.


ОКОПНАЯ

Этих чахлых окопов на карте нет,
из штабов они не видны.
Мой герой – не герой, он не знал побед,
не над ним сверкал фейерверков свет,
знаменуя провал войны.

Но под натиском неодолимой лжи
не признав пораженья, он
отводил на последние рубежи
обороны в глубоком тылу души,
свой потрёпанный батальон.

Там стволов и бинтов и воды – в обрез.
Иссякает боезапас -
и казалось, что он уже вышел весь.
Но каратель, идя на зачистку в лес,
небо видел в последний раз.

Победители, вам не дойти сюда –
Эта падь для вас глубока.
Крутовата для вас этих скал гряда -
потому что, жидка ваших жил вода,
потому что - кишка тонка!

Здесь надгробье над славой любой – сугроб.
Здесь - откуда невесть - судьба
чужаку перекрестьем пятнает лоб.
Потому, что всякий из нас – окоп
там, в глуши самого себя.


СКАЙП

Нынче ходить по гостям стало как-то не модно,
все медитируют за баррикадами скарба -
и ни подраться нельзя, ни обняться,
но можно
рюмочкой звякнуть легонько
о камеру скайпа.
В Рио далёком
(или под боком - а проку?)
- Здравствуй товарищ! -
и кроме такого привета
прочее все относительно в эту эпоху,
пересеченную нами со скоростью света.

За искривленье пространства, ведущее к встрече,
за понимания норы кротовые -
чокнемся, что ли.
Вы ниоткуда не убыли, граждане Речи,
в тех же полях кириллических ищете доли.
Взял, да подался подальше,
коль жизнь вздорожала.
Миру без разницы,
где ты — в Торжке или Ницце.
Пали престолы, лишь вещая эта держава
словом предвечным свои осеняет границы.

В годы не лучшие —
лучшие мы прозевали
в пробках куда-то спешащих, но замерших улиц,
сам не из лучших,
которые не выживали,
там, где мы молча, но красноречиво прогнулись,
хоть и держаться с достойными вровень старались -
в будущей жизни, которую все же застали,
я позвоню тебе заполночь — Здравствуй, товарищ! -
словно сигналит в потёмках застава заставе.


СКОЛЬКО МОЖНО...

Сколько можно пустое тереть,
Соплеменности строя основу…
Наша родина – речь, а не твердь.
Мы родня не по крови – по Слову.

И какой бы разлад ни настал,
Между нами, покуда молчали -
Слово свяжет прочнее, чем сталь.
Потому и стояло в начале.


ПОКОЙ

Как целительное средство
синтезирую покой.
Домоводство, домоседство.
Из каморки – ни ногой.
Холостяцкую обитель
нахлобучил – вроде шор,
разом срезав ценз событий:
сон приснился, дождь прошел…
Музыка летит из парка
и грустит в моей норе.
Жизнь, как детская считалка
тараторит во дворе.
Время игр – цветное лето!
Я и сам готов пока
поиграть в анахорета,
виршеплета, чудака.
И покой таит движенье –
прочь от глупых свар и ссор.
Есть событья поважнее:
дождь приснился, сон прошел…
Ночь встает, луной зевая.
Гулкий свет. В тени – ни зги.
Словно мина часовая
тихо тикают виски.




вернуться на главную страницу
послушать стихи Игоря Чурдалева
перейти на сайт matyuhin-songs.narod.ru
в гости


 
Hosted by uCoz