СТИХИ СЕРГЕЯ ЧУДАКОВА  





***

Я знаю массу строк, банальных и пустых,
Чтобы читать их вслух, нужна, пожалуй, смелость
Но стоит их пропеть - и в самый жалкий стих
Вплеснет печаль иль смех властительнейший Мелос
Коньяк давно уж весь и тепл, как чай, боржом
Бездарный куплетист с эстрады строит рожи
Но почему-то песнь на языке чужом
Всегда нам кажется возвышенее, строже
Когда почувствую касанье смертных крыл,
Я доктору скажу, глаза смежив бесстрастно
Как пошло все, что я... писал и говорил...
Но музыка была, не правда ли? - прекрасна



КОРОТКИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ


* * *

Когда кричат:
«Человек за бортом!»
Океанский корабль, огромный, как дом,
Вдруг остановится
И человек
веревками ловится.
А когда
душа человека за бортом,
Когда он захлебывается
от ужаса
и отчаяния,
То даже его собственный дом
Не останавливается
и плывет дальше.


***

Оглушены трудом и водкой
в коммунистичеcкой стране
мы остаемся за решёткой
на той и этой стороне


***

Если б стать невзначай предложили
консультантом - профессором мне
я бы ставил лишь два: страх России
и любовь к этой скучной стране


***

В перехлесте случайных связей
Разбегающейся вселенной
Избегайте случайных связей
С точки зрения гигиены!


***

В неурожайные поля
Бежит бродячая собака,
И кем-то вскопана земля
На бывшей даче Пастернака.


***

За красивую задницу
И за разность полов
Полюбил свою всадницу
Академик Брюллов


***

Чем питается ссыльный. Чем Бог пошлет
перелетную птицу стреляет влет
и в болотную рыбу летит динамит
когда чувствует он аппетит.
Что мечтается ссыльному. Знает черт
он приехал фланером на антикурорт
и последние деньги тратит на флирт
с местной дамой по имени спирт.


***

Вода не перевозится в цистерне
Редиска вянет сорванная с грядки
Что скачущей по скалам горной серне
Аэродрома плоские площадки?
Как странен грешник не на сковородке
Цветок в петлице узник без решетки
Нога одна зимой в холодной шорте
И человек советский на курорте

13.11.1971


***

Но я еще найду единственный размер
прямой как шпага и такой счастливый
что почернеет мраморный Гомер
от зависти простой и справедливой.

У мальчика в глазах зажгу пучки огня
поэтам всем с вином устрою ужин
и даже женщина что бросила меня
на время прекратит сношенья с мужем.


ПРОЭТАМ

Миллионы
эпигонятся
Эпигоны
миллионятся
И ползет кручина-ноченька
Сквозь сопливые деньки:
Вместо флейты-позвоночника
Сплошь свистульки-позвонки



СОН В СТИЛЕ БЛЕЙКА

И опять дала погода
отвратительный прогноз
будет дождь четыре года
и двенадцать лет мороз

И такое время будет
что врагу не пожелать
сено бешеное будет
скот и травы пожирать

Отчего пальба и флаги
и внезапно бьют под дых
это все антропофаги
в странном качестве святых

И с разгоном как на треке
чтобы скорость не унять
все отравленные реки
потекут отравой вспять

Навсегда тупое быдло
победит подобных мне
я проснулся это было
в безобразном русском сне

1967


***

Случается лимонная весна
И жизнь как неразрезанная книга
И земляничный вкус молдавского вина
И с милой женщиной беспечная интрига

Но входишь в тень и холод вдруг сырой
Вполне январским ужасом насытит
Так в эпосе меняется герой
И в лирике меняется эпитет

Одеть непробиваемый мундир
Первопроходца или космолаза
Пусть искривляется безумный черный мир
И пятна солнца пляшут как проказа

А все-таки забавно осязать
Концом ботинка в хрупкой луже льдинку
И на бумаге это рассказать
Карандашом вчерне и под сурдинку


***

Нет, нас воткнули неспроста
не вследствие ошибок в плане
на неудобные места
в постыдном этом балагане

где провоцируя успех
нахально сочетает автор
фальшивку театральных схем
с анатомическим театром

суфлер бумажную стопу
кривыми пальцами листает
герой безмозглую толпу
духовной родиной считает

и обнажив свое нутро
для похотливого кретина
все так же предает Пьеро
маниакально Коломбина

Дурак в ладошки лупит, взвыв,
Букет швыряет благодарный
...........................
теперь как занавес пожарный
опустим водородный взрыв


БОТИНКИ ИСТЛЕВАЮТ НА НОГАХ…

Ботинки истлевают на ногах
ног хватит в целом лет еще на сорок
доказано что вещи это морок
а человек - живой упругий прах

Смотри тускнеет сморщилась жена
и школьницы свежее год от года
ну чем теперь поможет Бог - разводом
дежурной смесью водки и вина?

Пять или шесть всего лишь тысяч книг
пять или шесть всего лишь тысяч мнений
запутанный и озаренный миг
полусмертей полувыздоровлений

Вот жизнь. Здесь междометье "так сказать"
уместно, жест бездарный, выкрик птичий.
Спасенье в том, что отменен обычай
свирепый, негуманный - воскресать.


ПАМЯТНИК

Вознёсся выше он главою непокорной
Официального столпа.
(один из предшественников)

1

Меня завалят мокрой глиной
Прикроют дерном глину ту
В моих творений список длинный
Внесут последнюю черту.

И очарованный наследник
Уже над книгою ночит;
Перед названьем каждой - следик -
Вниманья иероглиф "чит".

В них красотой почти античной
Букет сенсаций на века
Текстолог с лупой педантичной
Осмотрит лист черновика

Он там найдет среди каракуль
Огнийно-легкие цветы
Их трепетно поместят в раку
Почтя святыней из святынь,

Разверстку даст деталям культа
Большой совет ученых бонз
Нью-Фидий, гениальный скульптор,
Меня сольёт из лучших бронз.

Когда ж воткнут над каждым сквером
Авторитетный манекен...

2

...Тогда не вспомнится никем
Девчонка в платье светло-сером.

Или отыщут Ваше фото
Где напряжен полуиспуг,
Как будто кто-то с эшафота
Улыбку выдавил в толпу

И это вклеют меж обломков
Мальчишеских зеленых вирш
(Иконография потомков
Всегда коверкает Шекспирш)

Мои неброские наброски
Вас в первом томе окружат,
Где сквозь улыбку слезки - роски
Где сердца срез к листу прижат,

Где подражание Рембо
Средь самостийных полустрофий
И над толкучкой философий
Крик ползункового бо-бо.

Остатки идеалов талых
Сумбурной юности года
Как вдохновенно я читал их
Тем вечером… Я был тогда

Без ежедневных ламентаций
И вне хронической хандры
Готов у Ваших ног остаться,
Вкушая мирные дары!

Но…эфемерны наши чувства
Лишь рифма вечная – искусство
Хранит, блужданья все простив
Страстей туманный негатив

Я тон канцон хочу оВамить
И, как поэтный василиск,
Вгипнозить в девичую память
Стихов стихийный обелиск!


НА СВЕТЕ МНОГО ЧУДАКОВ...

На свете много чудаков.
Но интересней всех был он.
Поэт Сережа Чудаков -
Сбежавший с каторги Вийон.

Возникший вдруг из тьмы веков,
К галерам вновь приговорен
Поэт беспутный, Чудаков,
Пшеном толпы не покорен.

Где след кремлевских ходоков?
Где в Мценске съеденный бульон?
Гдe ты кочуешь, Чудаков?
Где прошлогодний снег, Вийон?


ДОЖДИТ. СПРЕФЕРАНСЕНЫ ДАЧНИКИ КУЧАМИ...

Дождит. Спреферансены дачники кучами,

Хоронятся в хижинах заживо.

Но мы с тобой, милая, мы не оскучены

Воды надоевшим адажио.


Мы знаем -
в финале
стоструйного рыда
В дугу - семицветье
проглянется
Шалунья-девчонка,
босая Ирида
Богов олимпийских посланница

Вернется клочков-облачков
белизна
ГолУби глубин несказанны

И - Каждый
Охотник
Желает
Знать,
Где
Сидят
Фазаны.


В ИСТОРИИ МНОГО ПРОПУЩЕНО,,,

В истории много пропущено,
но видится в ней интерес,
когда в камер-юнкера Пушкина
стреляет сенатор Дантес.

Не как завсегдатай притонов
за честь, а отнюдь не за чек
прицельно стреляет Мартынов
честняга простой человек.

Нет это не мальчик влюбленный
и даже не храбрый Мальбрук,
а просто поручик Соленый
с особенным запахом рук.

Внизу мелкота копошится,
над нею белеет гора
в истории всюду вершится
убийство во имя добра.

Пусть это пройдет в отголоске
какой-то вторичной виной
расстрелян в советском Свердловске
один император смешной.

И вот уже новая школа
строкою в поток новостей
расстрелян наследник престола
почаще стреляйте в детей!

На площади или в подвале
в нетрезвом матросском бреду
мы раньше людей убивали,
теперь убиваем среду.

Как сказочно гибнет принцесса
реальная кровь на стене.
Смертельные гены прогресса
трепещут в тебе и во мне.


***

Пушкина играли на рояле
Пушкина убили на дуэли
Попросив тарелочку морошки
Он скончался возле книжной полки

В ледяной воде из мёрзлых комьев
Похоронен Пушкин незабвенный
Нас ведь тоже с пулями знакомят
Вешаемся мы вскрываем вены

Попадаем часто под машины
С лестниц нас швыряют в пьяном виде
Мы живём – тоской своей мышиной
Небольшого Пушкина обидя

Небольшой чугунный знаменитый
В одиноком от мороза сквере
Он стоит (дублёр и заменитель)
Горько сожалея о потере

Юности и званья камер-юнкер
Славы песни девок в Кишинёве
Гончаровой в белой нижней юбке
Смерти с настоящей тишиною


* * *

Приятеля сажают за подлог.
Но было бы неверным сожаленье:
Всему виной – страдательный залог
И сослагательное наклоненье.
Вот «Моби Дик». И смысл его глубок.
Утрата этой книжки – преступленье.
И стоит рубль – страдательный залог,
Рубль – сослагательное наклоненье.
Нельзя сказать, что наш премьер жесток.
Он кроток, но свирепо исполненье.
Стал моден стиль – страдательный залог
И сослагательное наклоненье.
Но водородной схватки близок срок.
И в час всеобщего испепеленья
Нам предстоит страдательный залог
Без сослагательного наклоненья.



вернуться на главную страницу
послушать стихи Сергея Чудакова
перейти на сайт matyuhin-songs.narod.ru
в гости


 
Hosted by uCoz